Музей

Остапенко Илья Афанасьевич

         26 декабря город Будапешт был окружён.
 Во избежание ненужного кровопролития и разрушений советское командование решило предъявить окруженной немецко-венгерской группировке ультиматум о капитуляции. С этой целью  было решено послать от каждого фронта парламентеров. От командования 3-го Украинского фронта парламентеров готовил штаб 316-й стрелковой дивизии. Выбор пал на старшего инструктора политотдела дивизии по работе среди войск противника капитана Илью Афанасьевича Остапенко , адъютанта  1-го батальона 1077-го стрелкового полка старшего лейтенанта Орлова и старшину Горбатюка.
         29 декабря в 11 часов на участке 1073-го стрелкового полка они с белым флагом перешли линию фронта и вручили пакет с текстом ультиматума. Командующий окруженной группировкой генерал-полковник Пфеффер фон Вильденбрух ультиматум отклонил. При возвращении парламентеры были предательски обстреляны немцами, и капитан Остапенко был убит. Остальным парламентерам удалось спастись.
         Вот что рассказывал впоследствии об этом старшина Ефим Тарасович Горбатюк: «…В парламентерской группе капитан Остапенко был старшим и выполнял функции переводчика. Получив задание, парламентерская группа в составе трех человек с белым флагом вышла к линии фронта. В то время боевые действия были временно прекращены. Когда группа подошла к линии фронта, нас встретили шесть немецких автоматчиков. Один из них завязал нам глаза белыми повязками. Нас посадили в машину и повезли. Езда длилась минут десять. После остановки нас высадили и повели по лестнице вниз. Когда нам сняли повязки, мы увидели за столом девять немецких офицеров. Капитан Остапенко вручил пакет с ультиматумом.

         Пакет был принят и тут же направлен начальнику осаж-денного гарнизона Будапешта. Во время ожидания ответа состояние у всех нас было возбужденным, мы понимали, что находимся в стане врага. Капитан Остапенко  молча сидел на скамейке. Возвратился курьер, который вручил капитану отказ начальника гарнизона принять ультиматум. После этого нам вновь завязали белыми повязками глаза и повезли к линии фронта, где повязки были сняты. Когда он возвращался назад, гитлеровцы убили его выстрелами в спину.

         Это было чудовищное убийство. История современных войн не знала подобных преступлений. Многовековая традиция всегда охраняла жизнь парламентеров, и всякое покушение на них рассматривалось как злодеяние. В 1907 году это было записано как непреложное правило в Гаагской конвенции о законах и обычаях сухопутной войны.
На окраине венгерской столицы, там, где шоссе огибает Красный Чепель и врезается в реку  Буду, на гранитном постаменте долго стояла бронзовая фигура воина не с гранатой в руках и не с автоматом – с белым флагом. Она стояла лицом к городу и словно обращалась к находящимся в нем: «Не стреляйте, хватит жертв!»

         На памятнике была надпись на венгерском и русском языках: «Воину-герою, парламентеру Советской Армии капитану Остапенко Илье Афанасьевичу, предательски убитому 29 декабря 1944 года при вручении ультиматума Советского командования немецко-фашистским войскам, окруженным в городе Будапеште, от венгерского народа». У памятника всегда были венки, сплетенные местными женщинами и цветы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *